logo
ЗАКРЫТЬМеню
Американка из Либерии

Американка из Либерии

Биси Идераабдулла и ее «Дом Имани» расширяют права и возможности людей в Бруклине и Либерии, помогая маргинализированном семьям, молодежи и иммигрантам создавать энергичные сообщества, члены которых сами принимают решения и несут ответственность за улучшение своей жизни и окружающей среды. Она считает, что любой человек может добиться успеха, если у него есть мотивация и доступ к соответствующим навыкам, информации и возможностям.

Имя «Имани» должна была носить ее дочь, но в итоге это название получила организация, ставшая делом всей ее жизни. Биси Идераабдулла, соучредитель (вместе с мужем) и исполнительный директор «Дома Имани», помнит день, когда она потеряла ребенка. Это было в 1982 году в Чарльстоне, Южная Каролина, где они с мужем проводили отпуск. Тогда счастливая семья Биси и Махмуда ждала пополнения. У Биси начались преждевременные роды, и муж отвез ее в ближайшую больницу. 

«Мы не знали, что это частная больница. Там была белая женщина. Она спросила нас о страховке, у нас ее не было, и тогда она отказала нам в приеме. Но если у вас роды, они обязаны вас принять, а она знала, что у меня роды. Девушка, которая была с ней, сказала: «Мы можем отправить ее в другую больницу на инвалидном кресле». Та женщина очень разозлилась. Ее лицо исказилось и она сказала: «Нет, она дойдет туда сама». Вообще-то, я не могла ходить, я не должна была ходить. Мне было очень больно. К тому времени, как мы попали в другую больницу, мы потеряли ребенка. Та женщина приняла не медицинское решение, а расовое решение. Это стало для меня шоком. Я была очень зла и разочарована в Соединенных Штатах». Это был первый раз, когда Биси лично столкнулась с расизмом так близко, и именно в тот момент она приняла окончательное решение переехать в Либерию, Западная Африка.

Биси Идераабдулла родилась и выросла в Бруклине, штат Нью-Йорк, но бывала в Африке и раньше. В 1973 году, в разгар движения «Назад в Африку», она получила стипендию от Бруклинского колледжа и уехала на год в Гану. Вернувшись в США, Биси постоянно думала о переезде в Африку и хотела прожить там свою жизнь. «Я хотела быть там, где мои дети могли бы расти, не будучи гражданами второго сорта», – объясняет она.

                           Биси Идераабдулла и ее семья по пути в Либерию, ноябрь 1985 года.

В 1985 году Биси Идераабдулла с мужем и 5 детьми переехали в Либерию. Это был осознанный выбор. Они были полны надежд и ожиданий, ведь Либерия означает «земля свободных» и была основана африканцами, вырвавшимися из рабства в Соединенных Штатах. Биси Идераабдулла описывает первые пять лет жизни в Либерии как «утопию». Но затем там разразилась первая гражданская война, и в 1990 году им пришлось отослать детей обратно в США, к родственникам. «Мы отправили детей к моей матери, но я убедила мужа остаться. Я сказала: «Это наш дом, и я не хочу уезжать. Я хочу быть здесь, когда закончится война, чтобы помочь восстановить все». Мы не думали, что это будет продолжаться так долго. Война не заканчивалась, ситуация становилась все хуже. Это была этническая чистка. Они просто шли в разные районы и убивали людей. Это были не те либерийцы, которых я знала. Я не знаю, что превратило их в монстров».

Интервью сестры Биси о разрушительной гражданской войне в Либерии и о роли детей-солдат. Нью-Йорк, 1991 г.

Первая гражданская война в Либерии продлилась до 1997 года, унеся жизни более 200 000 либерийцев. Еще миллион человек попал в лагеря беженцев. Будучи учителем и предпринимательницей без медицинского образования, «тетя Биси» или «сестра Биси», как ее называли люди, стала работать волонтером в местной больнице недалеко от своего дома, ухаживая за ранеными и больными. На лечение туда привезли большое количество брошенных детей. За многими из них после выписки никто так и не приехал, поэтому Биси открыла импровизированный сиротский приют в собственном доме. 

Брошенные или потерянные бежавшими от войны семьями дети, о которых заботилась сестра Биси. Либерия, 1992 г.

«Это было чрезвычайно рискованно. Клинику, где я была добровольцем, возглавлял боевик Принц Джонсон. Однажды он приехал туда с танками и сказал, что в клинике были мятежники, которые выступали против его солдат. Он вытащил всех нас из клиники. Мы стояли там и дрожали, не зная, чего ожидать, потому что он был пьян».

Как американке, Биси Идераабдулле было легче получить доступ к международным организациям и узнать, на что они тратят деньги. Как местная жительница, она лучше понимала реальные потребности населения. «Я пошла в ООН и попросила у них палатку. Потом я обратилась к другим волонтерам, с которыми работала в больнице. Я сказала: «Хотите присоединиться ко мне? Мы собираемся открыть палатку для обслуживания перемещенных лиц в лагере». Мы установили эту палатку и помогали там людям. Потом я перешла на следующий уровень и сказала: «Мы построим на нашей земле клинику». Это было в 1993 году».

В какой-то момент Биси получила грант от ООН на возведение небольших курятников для обеспечения перемещенных лиц продуктами. Часть проекта включала обучение мужчин и бывших боевиков строительству, и это подарило Биси Идераабдулле идею. Используя глиняные блоки и цемент, волонтеры построили аналогичное сооружение на ее земле, а она открыла там клинику, обслуживающую тысячи людей из Либерии и Сьерра-Леоне, вынужденных покинуть родные дома из-за войны: «У этого строения была крыша [и] проволочное ограждение. Внутри мы обустроили несколько комнат. Никакие курицы там никогда не жили, а у нас появилась клиника. Там мы начали заниматься общественным здравоохранением. Я чувствовала, что делаю что-то полезное и нужное своему сообществу. И я делала то, что многие назвали бы невозможным. Но я научилась этому, и я думаю, что именно это делают люди, которым не все равно – они учатся».

Курятник из глиняных блоков, который позже был переоборудован в клинику «Имани Хаус», 1992 г.

Во время гражданской войны и после нее «Дом Имани» помогал нуждающимся вне зависимости от их этнической, племенной или религиозной принадлежности. Клиника росла и в конечном итоге превратилась в учреждение с полным набором услуг, оказывающее услуги тысячам либерийцев, главным образом женщинам и детям. Помимо поддержки в области здравоохранения, «Дом Имани» также запустил программу образования для взрослых, поскольку формирование у женщин навыков грамотности и уверенности в своих силах лежит в основе миссии «Дома Имани».

«Клиника принадлежит либерийцам, которые живут здесь. За последние 28 лет многие из этих людей, которые были со мной, также взяли на себя ответственность за социальную справедливость. Они понимают права человека. Все они из разных племен, и им не позволено принижать ни одно племя, ни одну этническую группу. И они становятся просто образцами того, чем, я надеюсь, когда-нибудь станет Либерия. У нас есть образованные люди, которые сейчас идут в колледж, а ведь они начинали с нуля, они вообще не умели читать».

Биси Идераабдулла на семинаре по культурному разнообразию. Либерия, 2007 г.

Активизм Биси дорого ей обошелся – на ее семью и клинику неоднократно совершались нападения. В 2003 году повстанческая группа похитила четырех из ее сотрудников; на их освобождение ушло 6 месяцев. Несмотря на то, что Биси Идераабдулла пережила войну и рисковала своей жизнью, она никогда не жалела о своем решении переехать в Либерию. Она по-прежнему сталкивается там со многими трудностями. Большая часть земли, которую супружеская пара Идераабдулла купила для строительства общинных центров и других объектов, была у них отнята. Биси имеет на нее все права, но коррупция в Либерии слишком распространена, и говорить об этом может быть опасно.

Препятствия, с которыми она столкнулась, не сломили ее дух. Они сделали ее сильнее и мотивировали ее работать усерднее, служа людям и обучая их: «Моя миссия – помогать людям строить устойчивые сообщества, в которых они могут принимать решения. Это очень важно. Я всегда была активной и у меня всегда было чувство, что мы должны вдохновлять других».

Сестра Биси кормит либерийских детей в рамках одной из программ устойчивого развития сельского хозяйства, направленных на ликвидацию голода и нехватки продовольствия, 1998 г.

Клиника «Имани Хаус» стала настоящим спасением во время вспышки лихорадки Эбола в 2014 году. Они потеряли двоих сотрудников, но были полны решимости не закрывать клинику, хотя у них и не было надлежащего защитного снаряжения: «Мы приобрели непромокаемые костюмы от дождя вместо костюмов биозащиты и строительные респираторы» [Биси Идераабдулла смеется]. Но именно такой творческий подход и характеризует «Дом Имани». И этот опыт с Эбола помог им стать более подготовленными к COVID-19. 

Путешествуя между Либерией и США и рассказывая миру о кризисе, вызванном гражданской войной, Биси Идераабдулла заметила многочисленные сходства между трудностями, с которыми сталкивался народ Либерии и беднейшие жители ее родного Бруклина. Ей пришла в голову идея запустить программу и там. Первый американский проект «Дома Имани» стартовал в 1991 году с создания общественного центра для оказания помощи людям с низким уровнем грамотности, в основном иммигрантам. 

Студенты «Имани Хаус» проводят научный эксперимент в Бруклине, Нью-Йорк. 

С 1990-х годов программы «Дома Имани» расширялись, чтобы удовлетворить разнообразные и растущие потребности бруклинского и либерийского сообществ. В США они каждый год непосредственно помогают более чем 1200 малообеспеченным семьям, молодежи, иммигрантам и пожилым людям, предлагая программы продленного дня, летний лагерь и проекты образования для взрослых. Косвенно, посредством направлений к специалистам, работы с населением, семинаров и форумов, они поддерживают еще 4000 человек. В Либерии медицинская клиника «Дома Имани» по охране здоровья матери и ребенка, программа образования для взрослых, проект «Пособие по охране здоровья женщин» и инициатива по взаимному обучению  старшеклассников ежегодно оказывают помощь более чем 14 000 либерийцев.

«Что меня мотивирует? Я просто не выношу несправедливости. А сейчас меньшинство правит всем миром. Меньшинство в нашем мире снижает стандарты образования, чтобы бедные люди оставались бедными», – говорит Биси Идераабдулла.