Мария Гулегина

Russian
Intro: 
Музыкальные критики называют Марию Гулегину лучшим драматическим сопрано современности. Ей рукоплещут искушенные зрители Вены и Рима, Мюнхена и Цюриха, Москвы и Санкт-Петербурга, Чикаго и Сан-Франциско, Токио и Сиднея. Она блистала в миланском театре Ла Скала, нью-йоркской Метрополитен-опера, лондонском Ковент-Гардене, парижской Опере Бастилии.
Weight: 
-1 560
Story elements: 
Text: 
Музыкальные критики называют Марию Гулегину лучшим драматическим сопрано современности. Ей рукоплещут искушенные зрители Вены и Рима, Мюнхена и Цюриха, Москвы и Санкт-Петербурга, Чикаго и Сан-Франциско, Токио и Сиднея. Она блистала в миланском театре Ла Скала, нью-йоркской Метрополитен-опера, лондонском Ковент-Гардене, парижской Опере Бастилии.
Text: 

Но несмотря на то, что певица стала всемирно известной под именем Мария Гулегина, она при каждой возможности упоминает о своем армянском происхождении. Ee предки родом из Эрзурума и Вана. Бабушка, Мария (Мано) Мартиросовна Гядукян (1905 года рождения), и дед, Мкртыч Егишеевич Мейтарджян (1898 года рождения), – во время Геноцида армян были еще детьми. Спасаясь от резни, их семьи бежали в регион Джавахк (ныне территория Грузии), бывший в то время частью Российской Империи.

Image: 
Text: 
                                                              Бабушка Мария и дед Мкртыч
 

Спустя годы Мейтарджяны переехали в Одессу, где и родилась Мария. Однако своей родиной Гулегина считает именно Ахалцихе, где прошло ее детство. А в 19 лет она вышла замуж за джавахкского армянина и переехала сюда жить. Так начинающая оперная певица стала обычной армянской домохозяйкой.

«Утро начиналось с того, что я кормила кур и поливала огород, – рассказывает Гулегина. – Моя свекровь говорила, что место женщины не на сцене, а на кухне и в огороде. Но мне было трудно с этим смириться. И однажды я решила, что просто не имею права губить свой талант. Ведь нас – армян – так мало. Представьте, что произойдет, если каждый талантливый армянин будет кормить кур вместо того, чтобы работать над собой?».  

Image: 
Text: 
                                                                  Мария с дочерью Натальей
 

Мария с дочерью Натальей вернулась в Одессу, где поступила в Одесскую консерваторию на отделение вокала. Своим главным наставником Гулегина называет Евгения Иванова, приверженца старой итальянской школы. Оценив широкие возможности голоса молодой певицы и ее трудолюбие, Иванов посоветовал Марии стать драматическим сопрано: «Тогда ты сможешь петь все». После окончания консерватории он направил молодую певицу в Белорусский театр оперы и балета.

Проработав здесь шесть лет, Мария достигла успеха как в Минске, так и за рубежом. Первая значительная награда - приз имени Глинки - досталась Гулегиной в 1984-ом. Двумя годами позже она была удостоена премии на Международном конкурсе имени Чайковского. А затем награды посыпались со всех сторон. В 1987 году она получила приглашение из Италии, и исполнила сольные партии в театре Ла Скала вместе с Лучано Паваротти.

Между тем, успех Гулегиной как в СССР, так и на Западе вызвал нешуточные страсти в  закулисье Белорусской оперы. А кроме этого молодая певица упрямо настаивала на том, что оперные партии нужно исполнять на языке оригинала, что в Советском Союзе расценивалось как пропаганда западной культуры. После коллективного письма ее коллег в ЦК Компартии Белоруссии, Гулегиной сократили репертуар на белорусской сцене и запретили зарубежные гастроли.  Неудивительно, что, получив приглашение оперного театра испанского города Овьедо в 1989 году, Гулегина, не задумываясь, решила покинуть страну.

«Я взяла ноты, диск с записями Рахманинова в его же исполнении, записи Талькова и Горовица, за 5 дней выучила «Аиду» на итальянском и сбежала», – вспоминает Гулегина. Молодая талантливая певица привлекла внимание лучших театров Европы. Контракты подписывались один за другим. 

 


 
                  Отрывок из оперы Пуччини «Турандот», нью-йоркская Метрополитен-опера
 

Ее голос имеет такой диапазон и такую мощь, что микрофоны не выдерживают во время записи. «Голос – моя душа, моя жизнь», – говорит примадонна.

Сейчас Мария Гулегина живет в Люксембурге. Ее выступления расписаны как минимум на три года вперед. Работать с ней считают честью для себя такие великие дирижеры, как Валерий Гергиев, Джанандреа Гаваццени, Риккардо Мути. А партнерами певицы на сцене были лучшие исполнители современности: Лучано Паваротти, Пласидо Доминго, Лео Нуччи, Ренато Брюсон. Музыкальная пресса считает Марию Гулегину одной из самых ярких и востребованных мегазвезд мировой оперы, лучшим драматическим сопрано в мире.

Image: 
Text: 
                      Пласидо Доминго и Мария Гулегина во время исполнения оперы Чилеа «Адриана Лекуврёр»
 

Головокружительный успех достался Гулегиной в результате упорного труда. А преодолевать испытания ей приходилось с самого детства. Мария родилась с пороком сердца, у нее были слабые ноги. Еще в роддоме врачи предлагали матери отказаться от новорожденной девочки. Однако родители, и особенно мать Марии, вместе с врачом-профессором, сделали все возможное и невозможное, чтобы в буквальном смысле слова поставить ребенка на ноги. Ортопеды прописали особый вид массажа с жесткими растяжками. Эта процедура была невероятно болезненной. Маленькая Мария кричала так, что ее слышала вся улица. 

 

«Голос у меня проявился благодаря боли. Именно крик позволил моим голосовым связкам развиться», – говорит Гулегина. 

 

  

Настойчивость родителей дала плоды: уже в четыре года девочка самостоятельно стояла на ногах. А еще через пару лет даже танцевала. У нее была мечта -  стать балериной.

 «Папа скорее покончил бы жизнь самоубийством, чем позволил мне учиться в балетной школе, – вспоминает Мария Гулегина. – Он считал, что армянской девушке негоже задирать ноги в присутствии мужчин». А вот против вокала Агас Мейтарджян ничего не имел, так как и сам отлично пел. Более того, он был одним из первых, кто заметил талант дочери.

Image: 
Text: 

                                           Мария Гулегина на ереванской сцене, апрель 2015 г.

«Я выросла на мелодиях Комитаса и песнях Саят-Новы. Дедушка Мкртыч и бабушка Мано привили мне большую любовь к армянской музыке. Я вообще люблю все армянское и обижаюсь, когда во мне не признают армянку», – говорит певица. А ведь она вполне могла не считать себя армянкой. По матери Гулегина – еврейка, родилась в Украине, живет в Европе и выступает по всему миру. Такие люди обычно становятся космополитами, но только не Мария.

«Для меня очень важно мое происхождение. Во мне течет кровь двух талантливых народов, переживших Геноцид. Я предана своим корням и горжусь ими».

 


 
Исполнение «Вокализа» с оркестром «24/04» во время концерта «Возрождение», посвященного жертвам Геноцида и разделенного на четыре части: Память, Признательность, Международная борьба и Возрождение. Ереван, апрель 2015 г.
 

Всемирно известная певица признается, что совершила ошибку, когда сменила свою армянскую фамилию на фамилию мужа. «Будь я умнее, не сделала бы такого. Ну и что, что европейцам трудно произнести Мейтарджян? Это их проблема, а не моя. Уже будучи известной певицей, я всерьез задумывалась о том, чтоб вернуть армянскую фамилию, но агенты меня отговорили. И все равно в интервью я часто отмечаю, что моя настоящая фамилия Мейтарджян и что предки мои из Эрзурума и Вана».

 

Историческая достоверность материала подтверждена Исследовательской группой инициативы 100 LIVES.

Subtitle: 
«Я обижаюсь, когда во мне не признают армянку».
Story number: 
155
Header image: