logo
ЗАКРЫТЬМеню
Нерсес Оганян

Нерсес Оганян

“Тот, кто рискует, может проиграть, но кто не рискует, тот не пьет шампанского”.

Сегодня братья Оганяны — мировые лидеры в области маркетинга и переработки подержанных вещей. Уже более 30 лет они дарят старой одежде новую жизнь. То, что начиналось как скромная компания с пятью сотрудниками, превратилось за эти годы в предприятие, на котором работают две тысячи человек. В то время как Нерсес полностью сосредоточился на выполнении стратегических планов роста, Акоп занимался выходом на новые рынки, и этот совместный подход к решению задач позволил братьям создать империю, продающую подержанные вещи в 90 странах мира и имеющую подразделения на шести континентах.

                                           Сортировочное здание SOEX GROUP в немецком городе Вольфен.
 
Каждый день до 400 тонн подержанных вещей со всей Европы прибывают на сортировочную площадку SOEX GROUP в городе Вольфен, расположенном в немецкой земле Саксония-Анхальт.
 

Принцип самодостаточного развития, лежащий в основе философии компании SOEX GROUP, заинтересовал создателей популярной немецкой научной телепередачи Galileo, которая показала сюжет о SOEX GROUP в одной из своих серий. Разработав уникальную технологию, компания надеется начать перерабатывать обувь. До сих пор процесс переработки обуви был связан с многочисленными трудностями, и издание Spiegel Online даже написало недавно, что успешная реализация подобного проекта станет сенсацией. Сегодня на сортировочной площадке компании — бесконечный поток высокопоставленных посетителей-политиков, известных своей сознательностью в деле защиты окружающей среды. В 2012 году дочерняя компания SOEX GROUP, European Recycling Company, получила серебряный приз премии Zero Waste Awards.

 

                                       Ручная сортировка одежды на заводе SOEX GROUP
 

“Я отдам Вам долг”

В Германии компанией управляет Нерсес, родившийся в Сирии и приехавший в страну в возрасте 14 лет, чтобы помогать своему отцу, Сурену. “Нам пришлось пережить непростые времена. Когда в Сирии началась гражданская война, мы потеряли всё и влезли в большие долги. Я тогда еще учился в школе. Зачастую нам было нечего есть. Мне ужасно не нравилось быть бедным”, — рассказывает Нерсес. Хотя Нерсес был неимущим и не говорил по-немецки, он знал, что его обязанность — любой ценой обеспечить своей семье лучшую жизнь.
                                                    Основатель OEX GROUP Сурен Оганян
 

В те времена отец Нерсеса Сурен занимался продажей машин и запчастей. Он покупал машины в Германии или США и перепродавал их у себя на родине, в Сирии. “Во время первой поездки в Германию я влюбился в эту страну. Правила, порядок, чистота — всё это мне очень понравилось”, — вспоминает Сурен.

В 1977 году Сурен основал в Германии компанию SOEX GROUP. Отец и сын работали по 12–14 часов в день, пока остальная семья оставалась в далекой Сирии. Спустя три года их финансовое положение укрепилось достаточно, чтобы перевезти всю семью в Германию.

 

                            Сурен Оганян (в центре) вскоре после приезда в Германию

 

Однако дорога к успеху была непростой. Не раз их обманывали и предавали люди, которым они доверяли. Когда компания принесла годовой доход в два миллиона немецких марок, деловой партнер обманом лишил их прибыли. “Я видел, как потрясен произошедшим был мой отец, и пообещал ему: “Пап, не беспокойся, я все исправлю”, — рассказывает Нерсес.

                                          Одежду готовят для переработки на заводе SOEX GROUP

 

У него был план: сосредоточиться на больших компаниях, работающих в сфере поношенной одежды. Нерсес вспоминает: “В то время в Гамбурге было два коллектора поношенной одежды — одним из них была компания Melosch, работавшая по договору с Axel Springer, а другим — компания, управляемая хорошим и уважаемым бизнесменом. Я отправился к нему и сказал: “Господин Йорг, меня зовут Нерсес Оганян. У меня нет денег, но если Вы выделите мне товар и кредит, я отдам Вам долг”. Я до сих пор помню, как он посмотрел на меня, дотянулся до телефона и сказал кому-то на другом конце провода отправить мне товар, весь товар. “Весь товар” — это было около 600–700 тонн. Он выделил мне кредит на 400 тысяч немецких марок. Господин Йорг просто мне поверил”.

 

                                        Гобелен из переработанных вещей на заводе SOEX GROUP

 

Нерсес рассказывает это историю так, будто она случилась вчера. Сейчас ему за 50, и он выглядит как честный и энергичный человек, увлеченный своим делом. Похоже, что именно его умение вести за собой других людей привело его к успеху. В 1995 году Сурен передал управление компанией своим сыновьям Нерсесу и Акопу, и с тех пор компания не переставала расти.

                                         Брат и деловой партнер Нерсеса Акоп Оганян

Поставленный перед выбором

Сто лет назад перед семьей Оганян стояли более экзистенциальные проблемы: катастрофа 1915 года не обошла их стороной. “Мой отец потерял семью и друзей и еле выжил сам”, — рассказывает Сурен, назвавший старшего сына Нерсесом в честь своего собственного отца. “Общее у них не только имя, — говорит Сурен, — характером он тоже в деда”. В те страшные дни, если бы кто-нибудь рассказал Нерсесу-старшему, что он переживет Геноцид армян, а его потомки построят империю, перерабатывающую подержанные вещи, он не поверил бы ни одному слову.

 

Сурен Оганян (слева вверху), его отец Нерсес Оганян-старший (справа внизу) и другие члены семьи — Эглантина, Акоп, Арусяк и Сильварт.

 

В ноябре 1914 года, когда османское правительство вступило в Первую мировую войну, бросив вызов Антанте, Нерсеса-старшего насильно призвали в армию. В последние дни апреля 1915 года, когда в Константинополе проходили аресты армянской интеллигенции, ставшие предвестником разоружения и убийства армянских солдат и начала массовых убийств армян по всей Османской империи, Нерсес был вынужден воевать против англичан в ходе Дарданелльской операции. В битве он получил три пули в ногу и попал в госпиталь. “К тому времени, как его выпустили из госпиталя, чтобы перебросить на линию фронта, все его боевые товарищи уже погибли, — рассказывает Сурен. — Мой отец поспешил в свою родную деревню Ромкла, чтобы переправить своих родных в безопасность за Евфрат”.

Небольшая деревня Ромкла находилась вдалеке от Галлипольского полуострова — она была расположена на реке Евфрат, между деревнями Айнтаб и Урфа (сегодня это города Газиантеп и Шанлыурфа). До 1915 года в деревне проживали около 40 армянских семей. Всё, что осталось сегодня, это развалины средневекового дворца.

Деревня Нерсеса Оганяна-старшего Ромкла, также известная как Румкале, современный вид. Фотография Фила Сапирстайнга, Flickr

 

Нерсес-старший арендовал две большие лодки, каждая с командой из двух человек. “Две лодки запросто могли перевезти несколько семей, — объясняет Сурен. — Мой отец был полон решимости спасти как можно больше жителей деревни, рискуя при этом своей жизнью”.

Нерсес-старший отправился к деревне в маленькой лодке, чтобы встретиться с семьей на заранее оговоренном месте. Остановившись у берега, он несколько часов прождал две большие лодки, но они так и не приплыли. “Скорее всего, их остановили и развернули турецкие солдаты. Единственная причина, по которой моему отцу удалось добраться до деревни на своей маленькой лодочке, была в том, что на нем была форма османской армии”, — говорит Сурен. 

Ужасная ситуация требовала быстрого решения.

В маленькой лодке было достаточно места лишь для одного человека. После долгих раздумий Нерсес-старший выбрал своего младшего кузена Акопа Чержяна.

Добравшись до безопасного места, они узнали, что все жители деревни были убиты, а дома разорены и сожжены. “Мой отец так и не увидел свою семью”, — говорит Сурен.

Для армян ситуация ухудшалась с каждым днем: армянских солдат, служивших в османской армии, уже разоружили и казнили как потенциальных предателей. По всей империи турки охотились за верхушкой армянского общества и убивали людей. Многих из выживших отправляли в трудовые лагеря, работать на строительстве незаконченной Багдадской железной дороги. Этот жребий выпал и Нерсесу-старшему. “Работа была очень тяжелой, а постепенное и систематическое уничтожение рабочих было частью плана. В течение нескольких лет мой отец был вынужден работать под палящим солнцем”, — вспоминает Сурен.

Биреджик и друг Али

Несмотря на то, что к 24 годам он испытал уже столько мучений и горя, Нерсес-старший оставался оптимистом и добряком. “Мой отец был добросердечным и благородным человеком. Он делился с окружающими всем, что у него было. Он любил людей: их национальность и религия не имели для него никакого значения. Он всегда говорил: “Хорошие люди есть везде”. Нерсес-старший оказался прав. В Биреджике, городе в юго-восточной Турции, недалеко от современной границы с Сирией, он познакомился с курдом по имени Али. Оба работали на добыче угля. “Ни тот, ни другой не оценивали людей по их религии. Они хорошо сработались. Пока Али готовил уголь, отец занимался его перевозкой — вместе они были отличной командой”, — рассказывает Сурен.

Они много переезжали и работали в разных местах. Хотя со времени Геноцида прошло уже несколько лет, преследования  армян в Турции не прекращались. “В те времена турки всё пытались убить моего отца, но каждый раз Али заявлял, что он — курд по имени Джума”, — говорит Сурен.

Позже мой отец часто рассказывал нам про Али, говоря, что он был хорошим, справедливым и надежным человеком. Он испытывал к нему глубокую благодарность.

В 1920-х годах Нерсес-старший переехал сначала в небольшой город Джераблус, а затем перебрался со своей женой Арусяк Кетчеджян и четырьмя детьми в Алеппо. Он работал на французскую сельскохозяйственную компанию. «Периодически мой отец рассказывал нам про свою жизнь и всегда начинал свои истории с этих слов: “Пули, которыми стреляют в людей, обрывают жизни, но я был спасен пулями». Нерсес-старший прожил до 103 лет.

 

                               Сурен Оганян в детстве, с матерью и сестрой, в сирийском Алеппо.
 
Кто не рискует, тот не пьет шампанского
 

Помимо управления SOEX GROUP, семь лет назад Нерсес основал новую компанию под названием I:Collect (I:CO). За передовые идеи в деле переработки компания I:CO получила в Нью-Йорке премию за инновации Cradle to Cradle Systems Innovator Award. Фирма сотрудничает с более чем 60 партнерами по всему миру, среди которых такие гиганты как H&M, PUMA, North Face и Levi’s.

 

                           Штаб-квартира SOEX GROUP в немецкой земле Саксония-Анхальт
 

Большие окна просторного офиса Нерсеса выходят на парковку, куда каждый день прибывают около 30 грузовиков, забитых подержанными вещами. Глядя в сторону сортировочной станции, Оганян говорит: “Если хочешь добиться успеха, нужно быть готовым к рискам. Кто рискует, может проиграть, но кто не рискует, тот не пьет шампанское”.

 

Историческая достоверность материала подтверждена Исследовательской группой инициативы 100 LIVES.