Геноцид армян: закончить начатое Рейганом

Мнение Нубара Афеяна, соучредителя Гуманитарной инициативы «Аврора», и Энтони Барсамяна, сопредседателя совета попечителей Армянской ассамблеи Америки, впервые опубликованное в The Hill 14 апреля 2017 года.
 
Тридцать шесть лет назад президент Рейган сделал то, что ни один его преемник не осмелился повторить. Рейган употребил термин «геноцид», говоря об ужасных событиях, которые происходили с 1915 по 1923 год – о систематическом истреблении армянского народа турками Османской империи. В этой мясорубке погибло почти 1,5 миллиона армян и еще 500 000 лишились крова. В результате от всего армянского народа осталась одна треть.
 
Сегодня армян в мире снова стало больше – 10 млн человек, полтора из которых проживают в Соединенных Штатах. Это невероятное возрождение стало возможным благодаря героическим поступкам тех, кто спасал людей с риском для собственной жизни.
 
Особенно это справедливо в отношении американцев. В 1918 году был учрежден фонд Near East Relief, за созданием которого стоял дипломат Генри Моргентау, стремившийся предотвратить уничтожение армянской нации. Правительство США прислушалось к послу, и в 1919 году Конгрессом был принят закон о фонде Near East Relief, оказывающем гуманитарную помощь находившимся в ужасной ситуации армянам. 
 
В период с 1915 по 1930 год Фонд NER перевел нуждающимся в общей сложности 117 млн долларов, что по нынешнему курсу примерно соответствует 1,25 млрд долларов. В этот же период фонду помогали почти 1000 волонтеров за границей, а еще тысячи людей вызвались строить приюты, образовательные учреждения и центры раздачи продовольствия. Все это позволило спасти жизни более миллиона армянских, греческих и сирийских беженцев, в том числе 132,000 сирот, которых разбросало от Тбилиси до Константинополя. Фонд East Relief стал новым явлением в области филантропии и, как заметил американский историк Говард М. Сакар, «спас от исчезновения целую нацию». 
 
В XX веке беженцы-армяне стали первыми жертвами миграционного кризиса подобных масштабов. К сожалению, история повторяется, и сегодня мы видим почти 65 млн человек, лишившихся приюта и крова. От Сирии и до Судана перед нашими глазами разворачиваются одни и те же истории, и потому столь важно признать трагедии прошлого, чтобы не допустить их повторения в будущем. Лауреат Нобелевской премии мира и жертва Холокоста Эли Визель замечательно это сформулировал: «Нейтралитет всегда на руку палачу и никогда – жертве. Молчание помогает мучителям, а не там, кто страдает».
 
Игнорировать правду опасно, но еще опаснее забывать о ней. Это знал и Адольф Гитлер, который упомянул о геноциде в своей второй речи, произнесенной перед офицерами вермахта за неделю вторжения в Польшу в 1939 году. Он обратился к подразделению «Мертвая голова» с призывом «убивать без жалости и милосердия всех мужчин, женщин и детей польской национальности. Только так мы сможем обрести необходимое жизненное пространство. Кто помнит сегодня об истреблении армян?»
 
Но Гитлер ошибался: многие помнили армян. Известный исследователь и правозащитник Рафаэль Лемкин впервые использовал термин «геноцид» в 1941 году именно в отношении армян. По иронии судьбы, Лемкин добился включения слова «геноцид» в обвинительный приговор нацистским лидерам, вынесенный Нюрнбергским трибуналом. 
 
В 1951 года Соединенные Штаты добились признания жертв чудовищных преступлений геноцида в решении Международного суда ООН, которое гласило: 
 
«История человечества знает немало случаев осуществления геноцида. Римляне, преследовавшие христиан, турки, истреблявшие армян, уничтожение миллионов евреев и поляков нацистами – все это примеры преступления геноцида».
 
Но эта память недолговечна и не всегда удобна современным политикам.
 
Президент Рейган осознавал, как важно помнить прошлое, несмотря на возможные последствия для своей политической карьеры. В 1981 году он воздал должное этой теме, заявив: «Как и Геноцид армян и последовавший за ним геноцид в Камбодже, как и многие преступления против других народов, Холокост не должен быть забыт». В то время как многие либо игнорировали это явление, либо использовали дискуссии о нем для достижения собственных целей, Рейган понимал необходимость сохранения памяти о геноциде. 
 
После Рейгана кандидаты в президенты от обеих партий традиционно упоминали Геноцид армян во время своих кампаний и обещали формально признать его в случае победы. К сожалению, после выборов политические соображения всегда оказывались важнее для вновь избранных кандидатов. Некоторые президенты называли геноцид «бойней», другие – «ужасной трагедией» или «массовым убийством», но никто так и не отважился употребить правильный термин. 
 
По сравнению со многими другими проблемами, решением которых обязан заниматься президент, определение преступления против армянского народа именно как геноцида может показаться второстепенным, но история требует этого шага. Многие сравнивают президента Трампа с Рейганом, особенно когда он начинает нарушать «старый порядок». Мы надеемся, что 24 апреля, в 102 годовщину Геноцида армян, Трамп сможет закончить начатое Рейганом 36 лет назад дело – ради самой истории.
 

 

Russian
Weight: 
-14 300
Image: 
Display type: 
Big